понедельник, 29 октября 2018 г.

В лондонских домах укладывают плитку харьковского завода

О работе Харьковского плиточного завода, создании инвестиционного климата и развитии промышленности в регионе рассказал в программе «Комментарии» на телеканале Р1 директор тендерного комитета керамической группы Golden Tile, в состав которой входит ХПЗ, Назар Ванюшин.

– На Харьковском плиточном заводе открылся новый цех, построенный с нуля. Увеличение мощностей дает возможность повысить поступления в бюджет, создать новые рабочие места. Но как это стало возможно? Были привлечены инвестиции? 
– 14 сентября мы открыли новый цех с двумя новыми поточно-конвейерными линиями производства итальянской компании – лидера по производству подобного оборудования. Это позволило увеличить наши производственные мощности на 35%, и сейчас мощность нашего предприятия составляет 25 млн квадратных метров керамический плитки в год. Теперь мы лидеры украинского рынка по производству и реализации керамической плитки. 

Почему мы увеличиваем мощности? Приведу несколько цифр. В Европе в среднем потребление керамической плитки составляет в среднем около двух квадратных метров (в зависимости от страны) на одного жителя. В Турции – четыре, в Украине – меньше единицы. Это говорит о том, что внутренний рынок имеет колоссальный потенциал роста. И мы это видим. 

С другой стороны, мы очень активно продаем свою продукцию в Европе – имеем представительство в Польше, Великобритании. Только представьте, в домах Лондона укладывают плитку Харьковского плиточного завода. Мы продаем и на Ближнем Востоке, и в Северной Америке – и спрос на нашу плитку там растет. То есть мы ощущаем дефицит готовой продукции как внутри страны, так и на внешних рынках. 

Вот это и послужило причиной реализации этого проекта. А возможным это стало именно в Харькове, потому что, во-первых, здесь создан очень хороший комфортный инвестиционный климат. Это и отношение с областными властями, это и рабочие руки – в Харькове исторически сильные инженерные кадры. Мы не ощущаем большого дефицита в рабочих руках. На сегодняшний день на предприятии практически нет вакансий. 

Весь проект обошелся нам в 750 миллионов гривен, его реализация заняла два года. Мы работали в очень тесном сотрудничестве с областными властями. В принципе, по всем вопросам, возникшим в процессе реализации проекта, мы получали поддержку, совет и помощь председателя ХОГА Юлии Александровны Светличной и ее команды. В результате желание бизнеса инвестировать в регион и желание власти поддержать этого инвестора и выливается в реализацию больших амбициозных проектов – как в рамках области, так и по всей Украине. 

– А в чем заключается инвестиционная привлекательность? 

– Во-первых, дерегуляция. Во-вторых, упрощение процедур в получении различных разрешений, регистрации. Сокращение количества проверяющих органов, а также документов, которые необходимы для запуска оборудования. Конечно, все это приводит к тому, что бизнес более активно рассматривает возможность инвестирования как в Украину, так и в Харьковскую область. 

С другой стороны – очень высокий профессиональный уровень руководства области. Руководители области думают как управленцы. Соответственно, есть открытость, профессионализм, понимание того, что нужно бизнесу, как его поддержать. Вот это и называется «инвестиционная привлекательность». 

Ведь задача власти – не создавать рабочие места, а разработать такие условия и правила игры, при которых бизнес сам эти рабочие места организует и сам повысит заработную плату… 

– Более 75 млн гривен инвестиций, увеличение на 35% мощностей предприятия. Какая от этого польза бюджету Харьковщины? 

– Каково будет увеличение налоговых отчислений, пока сказать не готов. Невозможно выделить один конкретный цех и посчитать эффект от его запуска. 

Однако точно могу сказать, что мы создали более ста новых рабочих мест — безусловно, это приведет к увеличению налоговых поступлений. А поскольку оборудование установлено самое современное, которое производит высококлассную, очень технологичную продукцию, то есть дорогую – это тоже дает увеличение налоговых поступлений. 

В ПЛАНАХ – НОВЫЙ ПРОДУКТ ДЛЯ ЕВРОПЫ

– Проводится ли модернизация цехов, которые уже давно работают на ХПЗ? 

– Самое старое оборудование, которое на сегодняшний день есть на предприятии (опять же производства итальянской компании), – это четыре линии производства плитки для стен методом монопороза. Проект был реализован в 2007 году. Более старого оборудования на заводе нет. 

Мы проводили несколько этапов модернизации, и сейчас уже можно сказать, что завод полностью прошел абсолютную «перезагрузку». Кроме того, было демонтировано большинство зданий, и на их месте построены новые. 

Что касается планов, то сейчас мы запустили второй цех и работаем над проектом строительства третьего, где будет производиться более технологичная, больших размеров плитка – несколько метров длиной и шириной. Это новый продукт даже для Европы. 

Сейчас в мире наблюдается такая тенденция, что натуральные материалы – мрамор, дерево — становятся очень дорогими, и количество их сокращается. Запасы мрамора в Италии практически закончились. А современные технологии в керамике позволяют получить практически не отличимую внешне поверхность за гораздо меньшие деньги. 

– Речь идет о каких-то синтетических материалах? 

– Нет, это керамика – абсолютно натуральный материал. Речь идет о способе нанесения рисунка, глубине рисунка, то есть специальной технологии производства. 

Мы сейчас рассматриваем проект строительства третьего цеха с такого рода оборудованием, которого еще нет в Украине. Единицы европейских компаний имеют такие линии. И даже в Европе этот рынок еще не развит, но стремительно растет. 

БЕЗ УКРАИНСКОЙ ГЛИНЫ КАЧЕСТВЕННУЮ ПЛИТКУ НЕ ПРОИЗВЕСТИ

– Как вы выходили на рынки сбыта в Европе? Доводилось ли вам диверсифицировать собственные рынки? 

– Украинцы в целом и украинский бизнес в частности имеют такую черту: люди чувствуют себя по сравнению в европейцами какими-то неполноценными. На самом деле это не так. Много раз слышал: «Вот в Европе – технологии…» Это миф. Мы ничуть не глупее европейцев, оборудование можно приобрести любое. Имея средства, вы можете купить технику у мировых лидеров. Просто важно – выбрать партнера, технологию и стратегию реализации готовой продукции. И тогда, в принципе, возможно модернизировать не только керамическое предприятие, но и любое другое. 

Решение о выходе на внешние рынки мы приняли гораздо раньше, чем началась российская агрессия. Мы задумались о диверсификации рынка с востока на запад еще в то время, когда проходили так называемые «сырные» войны. Мы понимали, что рано или поздно РФ введет какие-то торговые барьеры, которые будут делать нашу продукцию неконкурентной и приняли решение уменьшать свою долю на этом рынке, уходить на другие. 

Сейчас мы активно продаем свою продукцию в 26 странах мира. 

– Считается, что лидерами являются испанские, итальянские производители плитки. Как решается вопрос конкуренции? 

– Я бы не сказал, что испанские и итальянские производители являются для нас конкурентами – на сегодняшний день мы с ними пока в разных ценовых сегментах. 

Для нас в первую очередь конкурентами являются турецкие производители. С одной стороны, турки очень агрессивны на внешних рынках, а с другой – они очень трудолюбивы. Кроме того, у них достаточно собственных природных ресурсов, с использованием которых можно производить керамическую плитку. И они этим преимуществом пользуются. Плюс у них великолепное географическое положение – много портов, то есть очень удобная логистика. И западные партнеры, которым продаем плитку, говорят, что мы конкурируем именно с турками. 

И мы пытаемся победить. Прежде всего — качеством продукции. А также — дизайном. Мы работаем с несколькими итальянскими и испанскими дизайн-студиями, которые по нашему заказу готовят дизайн для европейского рынка. 

Кстати, 70% испанской и итальянской плитки производится из украинской глины. Испанцы и итальянцы в целом изготавливают порядка 800 млн квадратных метров плитки в год. А Украина за прошлый год экспортировала в Испанию и в Италию четыре миллиона тонн глины. Этого количества достаточно, чтобы выпустить 500 миллионов квадратных метров плитки. Невозможно произвести качественную плитку ни в Испании, ни в Италии без украинской глины. Поэтому если правительство примет решение о небольшой экспортной пошлине на глину – то у испанцев и итальянцев будет два варианта: либо закрывать у себя заводы, либо открывать их в Украине. 

– Много ли в Украине сырья для плитки?

– Глины в мире осталось очень мало. В Украине — чуть больше, но тоже мало. Поэтому сейчас производители думают о тех материалах, которые в будущем могли бы заменить глину в производстве керамики. 

– Популярна ли ваша продукция на внутреннем рынке? 

– Судя по анализу наших продаж в Украине, ощущается дефицит этой продукции. Соответственно, мы можем увеличить свою долю на внутреннем рынке и быть более широко представленными. Но на сегодняшний день с нашими производственными мощностями можем это сделать только за счет внешних рынков. 

Мы стараемся балансировать. Больше половины продукции сейчас продаем внутри страны и около 40-45% идет на экспорт. Потому и реализуем проекты по увеличению мощностей – видим потенциал украинского рынка, но не можем его полностью насытить. 

КООПЕРАЦИЯ БИЗНЕСА И ВЛАСТИ – ЭТО НЕПЛОХО

– Насколько высоки социальные стандарты на вашем предприятии? Как происходит взаимодействие в этом вопросе с областной властью? 

– Люди, которые не мотивированы и работают в грязи, не могут произвести качественную продукцию. И во время своих визитов на завод Юлия Александровна Светличная в первую очередь интересуется именно уровнем зарплаты и социальными стандартами. 

На сегодняшний день средний уровень заработной платы на нашем предприятии — 10 200 гривен. Однако руководство компании приняло обязательство (и уже его выполнило) об увеличении окладов еще на 10%. 

Кроме того, на заводе все сотрудники получают частичную компенсацию за питание. С одной стороны, это одна из наших социальных активностей по отношению к людям, а с другой — мы отказываемся от приема пищи в не приспособленных для этого местах. Теперь люди с удовольствием ходят в новую столовую. Наши сотрудники одеты в спецодежду. Каждый год мы оплачиваем путевки в санатории и профилактории для оздоровления персонала предприятия, а также – в лагеря для детей. Проводятся различные культурно-массовые мероприятия. 

У нас на предприятии есть программа «Краснодипломник», рассчитанная на людей, которые хорошо окончили вуз, но не имеют опыта работы. Мы их трудоустраиваем, причем на руководящие должности – мастеров, старших мастеров, технологов. И по программе наставничества учим этого специалиста какое-то время. Потом он сможет руководить цехом, быть руководителем смены. Так мы привлекаем молодых специалистов. 

Все эти моменты плюс благоприятный моральный климат в коллективе мотивируют работников, которые, соответственно, производят хорошую продукцию. 

– Какую оценку вы бы дали в целом условиям для развития промышленности в регионе?

– В принципе, мы могли бы построить завод в любом месте Украины. Но нам в Харькове очень комфортно. Здесь фантастическая инфраструктура, много вузов, которые готовят инженерно-технический персонал: химиков, технологов, инженеров. Без такой открытости власти и такого взаимодействия мы этот проект, наверное, все же реализовали бы, но заняло бы это гораздо больше времени. 

– Вы являетесь депутатом Харьковского областного совета и несколько месяцев назад вышли из партии «Самопомощь». Кстати, это совпало с тем, что еще несколько депутатов городского и областного советов покинули ряды данной политической силы. Чем обусловлены такие шаги? 

– Действительно, данный факт имел место: мои коллеги и друзья практически в то же время вышли из партии, но это совпадение – мы не договаривались. 

Почему я принял такое решение? Я работаю в большой промышленной группе, и у нас есть колоссальный опыт создания промышленных предприятий. Мы понимаем, как это делать, какие условия нужно создать. Неоднократно выходили на руководство партии, предлагали свой опыт, какие-то наработки, чтобы это стало программным. Но, как показала практика, общепартийная работа и созидание чего-то — немного разные вещи. То есть мы не считаем, что сотрудничество с властью, кооперация бизнеса и власти – это плохо. Мы не считаем, что в Харькове, например, нельзя реализовывать такие проекты . Огульная критика губернатора и президента – это контрпродуктивная стратегия. Потому что в конечном итоге проигрывают все, и в первую очередь — наши избиратели. Это и послужило причиной. Я не считаю, что партийная программа «Самопомощи» каким-то образом оживит промышленность в стране 

Пока я остаюсь членом фракции этой политической силы, депутатом облсовета, секретарем бюджетной комиссии облсовета, и у меня нормальный диалог со своими коллегами по фракции. В частных беседах многие мое решение понимают и поддерживают.

Комментариев нет:

Отправить комментарий